Главная » Категория: Аномальные зоны » Просмотров: (708) Комментариев: (0) (24.01.2016 - 18:03)

Гибель отряда Дятлова: «Они разграбили священное место»

В руки свердловских полицейских попала зацепка, способная раскрыть тайну гибели туристической группы Игоря Дятлова в 1959 году на склоне горы Отортен. Как стало известно сайту Znak.com, важные показания дал 72-летний житель Верхотурья, в прошлом заядлый охотник Анатолий Степочкин.

К правоохранителям он попал из-за ружья, всплывшего в уголовном деле о вымогательстве. Выяснилось, что это оружие раньше принадлежало возможному участнику расправы над туристами. А мотивом убийства стала чужая тайна, которую вольно или невольно раскрыли дятловцы.

Следователь отдела полиции №33 «Новолялинский» (дислоцируется в Верхотурье) Олег Васнин, распутывая дело о вооружённом вымогательстве (статья 163 УК РФ), совершенно случайно вышел на след, который может пролить свет на едва ли не самую страшную загадку Среднего Урала второй половины XX века. Как и почему в 1959 году на склоне горы Отортен, что на самом севере области, погибла туристическая группа Игоря Дятлова?

Степочкин рассказывает журналистам свою историю

Случайная находка

Разбираясь с изъятым у преступников охотничьим ружьем ТОЗ-34, Васнин выяснил, что ранее оно принадлежало 72-летнему пенсионеру Анатолию Степочкину. Несколько лет назад Степочкин, завязав по состоянию здоровья с охотой, продал его молодому коллеге (перерегистрация официально завизирована в МВД), а уже у того это ружье отняли преступники, использовав для своих целей.

К нападению Степочкин не имел никакого отношения, тем не менее его все равно требовалось опросить. Каково же было удивление полицейского, когда эта беседа вывела к таинственной гибели дятловцев.

Оказалось, что Степочкин — не первый владелец ружья ТОЗ-34. Зимой 1981 года он выменял его, а также пару соболиных шкур и охотничью собаку на свой немецкий Sauer. Произошло это где-то в тайге на границе Свердловской области и Ханты-Мансийского автономного округа.

Второй стороной в обмене был охотник-промысловик, которого свердловский пенсионер называет коротко – «хант». В придачу к сделке этот хант рассказал Степочкину историю ужасной смерти туристической группы, покусившейся на святилище аборигенов. (Стоит отметить, что в 1981 году история дятловцев была практически неизвестна).

Рассказ охотника

Вот как звучит эта история в интервью Степочкина корреспондентам (полная версия — на видео):

— Анатолий Сергеевич, как вы познакомились с хантом, о котором упомянули следователю?

— Я работал в Карпинске начальником транспортного цеха электромашиностроительного завода. И вот в декабре месяце послали нас в командировку в Саранпауль (село на реке Ляпин в Ханты-Мансийском округе — прим. ред.).

— Какой это год?

— 1981-й. Был у нас еще [на заводе] Анатолий Безигин, он умер сейчас уже, правда, [с ним поехали]. Я на КРАЗе-вездеходе, он на ЗИЛ-131. В декабре меня с Анатолием посылают за рыбой для завода, шесть тонн надо было привезти. В Саранпауле была рыбная бригада, а наш представитель договорился с ними. Он самолетом вылетел, тогда еще в Карпинске был аэродром, а там посадочная площадка. Мы на машинах. Доехали до Ивделя, потом до Бурмантово, до заправки. Доехали до заправки, заправились. Нам говорят, что прошел один «Кировец» (тяжелый трактор К-700), дорога плохая. Ну, поехали. Километров, наверное, 40 проехали, дорога хреновая. Сели пообедать, заглушили моторы…

Фото из личного архива Степочкина (слева), на нем в его руках еще немецкое ружье

— То есть в Вижай вы не заезжали?

— В Вижай не заезжали, прямо на Саранпауль поехали (расстояние от Карпинска порядка 500 км., доехать можно только по автозимникам — прим. ред.). И вот обедаем, слышим – гул. Идут три тягача АТС (артиллерийский тягач АТС-59Г — прим. ред.) с санями, везут горный хрусталь. Этот хрусталь идет для подводных лодок, для спутников. Был с ними Нечаев, бывший шофер, но прав лишенный. Парень хороший, мы с ним разговорились. Говорит: «Сейчас проедете!». Дорогу они натоптали нам.

Они в Ивдель поехали, мы — туда. Только, говорят, прям через Леплю не езжайте, езжайте через Няксимволь (поселок на реке Северная Сосьва, ХМАО — прим. ред.). Мы, говорит, проскочили, и там лед у берега провалился. Вы, говорит, можете провалиться. А через Няксимволь круг — километров 70. Приехали в Няксимволь, там предупредили, что дальше будут речки метр глубиной, но берега обрывистые, езжайте потихоньку, а то мосты выбьете. На дорогу выехали, но уже поздно. Переночевали. Утром подъехали к речкам. У меня на КРАЗе лебедка была, я первым пошел…  Толя спустился, засел, я его вытащил.

Едем дальше, стоит палатка! Мы остановились, подошли — два собачонка, месяцев шесть, лосиное мясо лежит прикрытое, и никого нет. Мы поехали дальше. До Саранпауля доехали, рыбу погрузили, переночевали и поехали обратно. Опять до этой палатки дошли. Время под вечер. Гляжу, две большие собаки, значит, кто-то есть. Остановились, выходит хант: «Заходите». У него утепленная палатка, двое нар, печка стоит буржуйка.

Познакомились. У меня с собой всегда «НЗ» (неприкосновенный запас – прим. ред.) был: пара бутылок «Столичной». Я говорю, Толя, принеси их. Хант вытащил холодец. Ему лет 40-45 было, наверное. Оприходовали их, Толя спать лег. Хант говорит: ты мансийскую брагу будешь пить? Я говорю, давай, мол. Вытаскивает из-под нар трехлитровую банку. Мы еще полбаночки шлепнули и разговорились. Я говорю ему: «Что же, мол, у вас только два собачонка, мясо ежит… утащить же могут». Он говорит: «У нас тут никто не трогает. Если кто возьмёт, мы все равно узнаем». И вспоминает, что были туристы…

— Он сам начал вам рассказывать эту историю?

— Сам. «Хозяева, — говорит, — мы здесь. Если кто-то что-то сделает, мы их накажем. У нас туристы были, они разграбили наше священное место». Я его спрашиваю: «Что за место у вас священное?». Говорит: «Там пещера, туда [местные] жертвоприношения приносили, и золото, и платину, и камни дорогие, и пушнину. В год они один раз туда собирались. Ну, туристы это место и разграбили».

— По его словам, они взяли что-то или просто напакостили как-то?

— Утащили всякие ценности: золото там, платину, пушнину. [Хант] говорит: «Когда наши узнали это, шаманы собрались, с собой охотников взяли и стали за ними следить. Вот, они на ночлег остановились в палатке. До темноты [нападавшие] дождались…». Я еще тогда подумал, видно, он сам участвовал в этом, так все четко рассказывал. Дальше говорит: «Ночью проделали дыру в палатке и шаманы запустили туда дурман какой-то. А мы с охотниками окружили это все, и когда им там плохо стало, они стали выскакивать из этих палаток. Мы их всех поймали и угробили всех там».

— Подробности какие-то рассказывал?

— Больше ничего.

— Не говорил, когда это было?

— Говорил, что раньше было. Я еще спросил его, что надо было заявить —людей же угробили. «Зачем? — отвечает он.— Мы сами тут хозяева, сами наказываем и милуем. Если к нам с добром приходят, мы к ним по добру — кто заблудится, выводим. Если они к нам так, то и мы так же».

— Вам не страшно было в одной палатке с таким человеком было сидеть?

— Откуда мы знали? К тому же он мне сказал, что если к ним с добром, то и они с добром. Дальше с ним разговорились. Он говорит, что нехорошее у него сейчас положение. «А что нехорошего?» — спрашиваю. Оказывается, упал и приклад у ружья сломал. Достает ТОЗ-34, «вертикалку». “Слушай, — ему говорю, — у меня тоже ружье есть, тоже 12-й калибр. Ты мне еще собачку в придачу подаришь”? “Сходи, принеси”, — говорит.

Принес ему из машины свое ружье, он только взял его в руки, и раз — под нары. Согласен. Он мне свое ружье отдал, собачку. Я ему еще нож хороший охотничий подарил. Утром встали, а собак нет, и шапки у меня нет. Где шапки, не получу щенка? Говорит: «[Собаки] сейчас придут». С часик мы посидели, они явились. Он мне дал берет, и я с беретом этим сюда уже приехал.

— Какой берет?

— Коричневый такой, магазинный.

— А как звали этого ханта?

— Не помню уже сейчас.

— Выглядел он как?

— В меховой куртке такой, унты на ногах.

«Ружейный» след и «прозрение»

Историю того, как наш собеседник с товарищем выбирались назад через тайгу на груженных рыбой грузовиках, опускаем как менее интересную. Куда важнее два других момента. Первый - ружье, выменянное в тайге у ханта. Как любое другое оружие, оно номерное, следовательно, даже сейчас есть возможность установить, кто был его первым владельцем.

И, если будет сопутствовать удача, выяснить данные ханта-промысловика, рассказавшего о гибели туристов. Согласно выписке из охотничьего билета Степочкина (сейчас оригинал хранится в материалах уголовного дела), на ТОЗ-34 сохранился номер «21057». Также о ружье известно, что его калибр — 12 на 70, на передней части есть маркировка «УИ», на металлической пластине приклада — «У».

Снимок, сделанный группой Дятлова в последнем походе

Конечно, оружие к собеседнику Степочкина могло попасть и неофициальным способом. Неконтролируемый оборот ружей у коренных малочисленных народов — до сих пор головная боль для российских правоохранителей. Но в любом случае в архивах должна храниться информация о первом владельце ствола.

Второй важный момент — объяснение пенсионера, почему он раньше никому не рассказывал об услышанном в уральской тайге 35 лет тому назад. Сам Степочкин говорит, что хоть и прожил всю жизнь на севере Свердловской области, туризмом как таковым не интересовался и о группе Дятлова ничего не слышал.

В последнем ничего удивительного нет. Материалы проводившегося в 1959 году следствия были засекречены и вслух о происшествии до 90-х старались не говорить. «Когда три года назад включил телевизор, вижу — фильм идет о них (группе Дятлова — прим. ред.), думаю — так, это же та история», — рассказал о своем прозрении Степочкин.

Впрочем, и после «прозрения» о своем разговоре с хантом верхотурский пенсионер рассказывал только сравнительно узкому кругу знакомых и родственников. О том, каким важным свидетелем он может быть, ему сказали уже после допроса у следователя полиции.

В пресс-службе ГУ МВД РФ по Свердловской области подтвердили факт наличия в производстве Отдела полиции №33 «Новолялинский» уголовного дела, в котором фигурирует ружье, принадлежавшее с 1980-х годов Степочкину. «Об обстоятельствах приобретения огнестрельного оружия в рамках расследуемого полицией уголовного дела будут проводиться предусмотренные законом действия, в том числе, и с лицами, которые ранее использовали это оружие», — подчеркнули в полиции.

И добавили: «Если в ходе расследования сотрудники полиции установят, что данное оружие имело отношение к преступлению, относящемуся к подследственности СК России, то в этом случае в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, будет рассмотрен вопрос о направлении соответствующей информации в СУ СК России по Свердловской области».

Шаманы на советском Урале

Версия о том, что именно представители коренного народа убили туристов из группы Дятлова, была основной у следствия до конца марта 1959 года. Считалось, что путешественники поплатились за то, что осквернили (возможно, одним только своим посещением) некое святилище манси.

Известно, например, что фигурантами уголовного дела о гибели на горе Отортен были девять представителей рода Бахтияровых: Никита Владимирович (30 лет), Николай Якимович (29 лет), Петр Якимович (34 года), Прокопий Савельевич (17 лет), Сергей Савельевич (21 год), Павел Васильевич (60 лет), Бахтияров Тимофей, Александр, Кирилл. В отличие от других манси, они не принимали участия в поисках пропавших туристов и путались в показаниях, рассказывая, где они были в момент гибели дятловцев.

Бахтияровы, к слову, считались шаманским родом, уважаемым на западном и восточном склоне Уральского хребта. В источниках упоминается некий Никита Яковлевич Бахтияров, родившийся в 1873 году и проживавший в Ивдельском районе. В 1938 году он был осужден на пять лет лагерей.

Справка об аресте Бахтиярова гласит: «Изобличается в том, что является нелегальным шаманом среди народности манси, крупный кулак, имеющий до сего времени неизвестные органам Соввласти крупные стада оленей, на пастьбе которых он эксплуатирует бедняков манси. Он ведет среди манси антисоветскую агитацию против объединения манси в коллективные хозяйства, против оседлости, разжигает среди манси ненависть к русским и существующему советскому строю, заявляя, что русские несут только смерть манси. Ежегодно Бахтияров собирает всех манси на один из отрогов Уральского хребта, называемый Вижай, где возглавляет и руководит жертвоприношениями по случаю религиозного праздника продолжительностью до двух недель».

Тем не менее к апрелю 1959 года все подозрения с манси были сняты. А в мае того же года уголовное дело о гибели туристов на склоне горы Отортен закрыли с формулировкой: «Причиной гибели была стихийная сила, преодолеть которую они были не в состоянии».

«Следователь [Владимир] Коротаев [который первоначально вел это дело] ведь вспоминал, что они были склонны применить пытки к манси и даже начали эти жесткие действия. Но положение спасла одна из портних (женщина пришла в УВД Ивделя и случайно увидела сушившуюся там палатку погибших туристов — прим. ред.), которая сказала, что палатка разрезана изнутри. Следовательно, если они (дятловцы — прим. ред.) сами вылезли, то никакого нападения не было и никто им не мешал», — пояснил один из главных экспертов по делу, глава фонда «Памяти группы Дятлова» Юрий Кунцевич.

Фото 1959 года поисковиков со склона горы Отортен. Вид на палатку дятловцев $IMAGE6-right$

Кунцевич говорит, что нет никаких свидетельств посещения дятловцами каких-либо мансийских святилищ. «Из дневников, которые опубликованы в уголовном деле, и тех, что есть у нас в фонде, [о посещении мансийских святилищ] ничего не сказано, даже намека не сделано. Что это за святилище? Лабаз, это лабаз – понятно. Они там встречали и мансийские лабазы», — говорит Кунцевич.

Он уверен, что участники группы Дятлова просто по морально-этическим соображениям не в состоянии были разграбить мансийское святилище. Кунцевич вспоминает, как вместе с «дятловцами» ходил в агитпоходы по отдаленным деревням Свердловской области с концертами: «Это была передовая молодежь. Все на чистом интересе — духовном и культурном».

Глава фонда также напоминает, что члены тургруппы «учили мансийский язык» — «у каждого в дневнике было записано по нескольку мансийских слов, чтобы здороваться, общаться». «Никакой агрессии к малым народам у них не было», — подчеркивает собеседник. Кроме того, у части группы, включая самого Дятлова, был опыт общения с манси. «Они там были годом раньше на Чистопе (соседняя вершина с Отортен — прим. ред.)», — пояснил Кунцевич.

Ушминская пещера

Впрочем, участники турпохода могли осквернить святилище невольно. Как минимум одно такое место на пути следования группы Дятлова было. Это так называемая Ушминская пещера, известная также как Лозьвинская и Шайтан-яма.


Вот что о ней говорится в книге «Культовые памятники горно-лесного Урала» (издание 2004 года, составлена сотрудниками Института истории и археологии УрО РАН): «Расположена на восточном склоне Северного Урала на территории муниципального образования г. Ивдель. Пещера разработана в относительно невысокой известняковой скале правого берега р. Лозьвы, примерно в 20 км. вниз по течению от пос. Ушма (сейчас национальный поселок манси — прим. ред.)».

Далее: «Первые сведения об использовании манси этой пещеры в культовой практике собрал В.Н. Чернецов (известный на Урале археолог и этнограф — прим. ред.), путешествуя в 1937 году по Среднему и Северному Уралу. Проводники ему сообщили, что здесь располагалось родовое святилище рода Бахтияровых».

В научный оборот этот объект ввели позднее, после того как в 1991 году отрядом Института истории и археологии УрО РАН под руководством Сергея Чаиркина здесь провели первые раскопки. Согласно выводам исследователей, святилищный комплекс функционировал здесь едва ли не с палеолита, то есть как минимум на протяжении последних 10 тыс. лет.

Возле Ушминской пещеры дятловцы могли быть 26 или 27 января 1959 года. Судя по имеющимся описаниям, неподалеку от святилища в 1959 году располагался поселок лесозаготовителей, упоминаемый как «41-й квартал». Группа Дятлова прибыла туда на попутке из Ивделя вечером 26 января 1959 года.

На следующий день они совершили первый пеший переход вверх по Лозьве через поселок Ушма к заброшенному поселку золотодобытчиков Второй Северный выше по Лозьве. Начальник лесоучастка Ражев дал туристам даже проводника и подводу с лошадью, чтобы не тащить на себе рюкзаки.

В издании «Культовые памятники горно-лесного Урала» есть как минимум еще два примечательных момента, касающихся Ушминской пещеры. Прежде всего, вход туда женщинам был строго запрещен.

«Манси, путешествуя по Лозьве мимо этого святилища, высаживали всех женщин и детей в 2 км до скалы. Они должны были обойти священное место болотистым, густозалесенным противоположным берегом, запрещалось даже смотреть в сторону капища», — говорится в книге.

В группе Дятлова были две девушки: Зинаида Колмогорова (замерзла на склоне Отортена неподалеку от места, где нашли тело Дятлова) и Людмила Дубинина.

Травмы, зафиксированные на теле последней, еще в 1959 году наводили на мысль о ритуальном убийстве. В судебно-медицинском акте осмотра трупа перечисляется: глазные яблоки отсутствуют, хрящи носа сплющены, отсутствуют мягкие ткани верхней губы справа с обнажением верхней челюсти и зубов, язык в полости рта отсутствует.

Второй любопытный аспект касается строения Ушминской пещеры. Она двухярусная, нижний ярус отделен от верхнего заполненным водой колодцем с сифоном. По сообщениям местных жителей, попасть туда без специального снаряжения можно только зимой, когда уровень воды падает (совпадает с временем похода группы Дятлова).

Именно в этом гроте (по состоянию на 1978 год) имелись предметы жертвенного культа манси. В 2000-м году археологи здесь же нашли три медвежьих черепа с пробитыми в тыльной части отверстиями, что также свидетельствует в пользу ритуального использования места.

Непростые манси

Добавим, что образ миролюбивых охотников, какими рисуют манси противники версии об их участии в расправе над туристами в 1959 году, не соответствует реалиям. Еще в XV веке мансийские княжества успешно воевали с русскими, нападая на их поселения в Пермском крае. Это — из далекой истории, но и в XX веке взаимоотношения с северными народами складываются не просто.

Так, среди исследователей обстоятельств гибели группы Дятлова часто упоминается ссылка на заявление тогдашнего секретаря Ивдельского горкома партии Проданова. Утверждается, что он напоминал следствию случай 1939 года, когда манси утопили под горой Отортен женщину-геолога, связав ей руки и ноги. Ее казнь якобы также была ритуальной — за нарушение запретных для женщин границ.

Не исключено, впрочем, что это выдумка. Чего не скажешь о так называемых Казымских восстаниях 1931-1934 года хантов и ненцев против советской власти (протекали на территории нынешнего Березовского района ХМАО).

Кто может гарантировать, что расследование в отношении манси в 1959 году, особенно если задеты были их священные места, не привели бы к широким волнениям националов на границе Свердловской области и ХМАО? В этом случае решение прекратить следствие в этом направлении при условии отсутствия четких доказательств выглядит вполне логичным.

Мансийские знаки — «катпосы»

Впрочем, все изложенное — не более чем версия, нуждающаяся в тщательной проверке. Одна из многих.

«Предположения, что это сделали не манси, – они, конечно, несколько натянуты. То, что вы рассказываете, оно все стыкуется», — признался в конце разговора Кунцевич. И попросил нас 2 февраля сделать доклад на ежегодной конференции исследователей гибели группы Дятлова.

Источник

Теги: Перевал Дятлова, группа Дятлова, Дятлов

Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Sistema Orphus



Вас также может заинтересовать:
Просмотров: 708 | Комментариев: (0) Автор: Обзор средств массовой информации. Рейтинг: 0.0/0
Комментарии : 0
avatar

ПОПУЛЯРНОЕ В СЕТИ

Эзотерика и антиквариат: Доска объявлений ufospace.net
ufospace.net
Магическая помощь любого рода... Все виды магической помощи: всесторонняя диагностика, снятие порч и других негативных... (71)
ufospace.net
Приворот в Афганистане. Магические ... У вас не получается построить отношения, не можете построить или удержать свой бизнес... (33)