Главная » Категория: Тайны 3-го Рейха » Просмотров: (280) Комментариев: (0) (10.11.2015 - 20:53)

Тайны III Рейха: Ученые. Готфрид Бенн

Немецкий поэт-экспрессионист, эссеист, прозаик, военный врач двух мировых войн, венеролог и инфекционист, патологоанатом. В немецкой литературе ХХ века эта фигура стоит особняком и до сих пор вызывает яростные споры. Автор прозаических произведений "Роман фенотипа" и "Птолемеец", стихотворных циклов "Морг", "Плоть", "Мусор", "Расщепление", "Статические стихи", "Дистилляции", ряда статей, монографий и двух документальных книг.

Готфрид Бенн родился 2 мая 1886 в Мансфельде. Сын небогатого священника, провинциал, он приезжает в Берлин получить медицинское образование. Еще занимаясь врачебной практикой в Берлине, обратился к литературному творчеству и стал одним из ведущих поэтов-экспрессионистов Германии.
 

В 1912 году выходит его первая книга стихов "Морг", которая в связи с арестом тиража приобретает скандальную известность. Стихи этой и двух последующих его книг - "Сыновья" (1913) и "Плоть" (1917) - действительно можно назвать экспрессионистскими. Его поэтика - поэтика распада плоти и смерти, которая бродит по лабиринтам мегаполисов, фрагментация, грандиозное расслоение, демонтаж, дробление "я" в сплаве отчаяния, протеста и тоски, вызванного отталкивающей бессмыслицей дегенеративного индустриального мира, в котором уже не осталось места для гармонии.

Яркая манера его письма, изобилующая отталкивающими подробностями жизни и смерти, была нацелена на развенчание ложных ценностей, буржуазной культуры, бездушной цивилизации, не приносящей человеку никакого облегчения. Зрелые стихи Бенна появляется позже - в 20-30-е годы. Это уже монолог на одну тему: попытка обрести незыблемую опору во вселенной, где есть только "пустота и обреченное Я". Такой опорой может быть, по мнению Бенна, только "творческая страсть" и "артистизм". Наличие стиля является доказательством существования.

Дух 30-х годов был воспринят Бенном сквозь призму собственного отношения к миру. После самоубийства его подруги в 1930-м году Бенн остаётся в полном интеллектуальном одиночестве, он не общается ни с кем из писателей, не состоит в литературных клубах и политических партиях. Некоторое время он ведёт замкнутый образ жизни, пока изменения в мире не пробуждают его к действию. Он начинает активно выступать по радио и печататься в газетах.

В 1931 году ещё не было ясно, на чьей стороне Бенн, многие считали его левым.

С 1932 по 1933 год Бенн солидаризируется с национал-социалистами. Бенн ожидал, что, как и в его собственном поэтическом сознании, за отрицанием буржуазного мещанского мира должны стоять более высокие человеческие ценности. Он публично высказывался о своих надеждах, связанных с национал-социализмом. Находясь под сильным влиянием философии Ницше, Фихте и Шпенглера, он сочетал в своем творчестве сухой язык врача со взлетами лирической поэзии.

Тревожимый проблемой национального возрождения, Бенн утверждал, что германскую расу необходимо уберечь от деградации и выхолащивания со стороны опасного смешения с другими нациями. Он воспринял нацистский режим как подлинное возрождение германской нации, как избавление от той разновидности рационализма, которая, по его мнению, парализовала западную цивилизацию. Он восхищался гитлеровской концепцией "мистического коллективизма" и соглашался с догмами нацистской философии, утверждавшими, в частности, что индивидуальное "я" должно уступить дорогу более мощному и жизнеспособному "мы".

Его идеалом было национальное культурное возрождение Германии. С высказываниями подобного рода был связан "скандал", который разгорелся в среде интеллектуалов-антифашистов после открытого письма в мае 1933 года от Клауса Манна, сына Томаса Манна и автора антифашистского романа "Мефисто".

В письме Манн предостерегал Бенна: " Когда недавно в "Вельтбюне" я читал статью о Вас и Вашем "бегстве в праисторию", я при всем моем желании не смог отказать в правоте Вашим оппонентам. А когда я над этим задумался, мне пришло в голову, что я, в сущности, уже писал о Вас что-то подобное, только довольно давно. Сегодня выясняется одна почти неизбежная закономерность: слишком сильная склонность к иррационализму ведет к политической реакционности, если не быть прямо-таки дьявольски осторожным. Вначале широкий жест против "цивилизации" - жест, насколько мне известно, слишком притягательный для людей духовных; потом незаметно одобряется культ силы, а там уже недалеко и до Адольфа Гитлера".

Именно после этого письма и ответа Бенна: " Вот мой ответ: я и впредь буду ценить то, что, на мой взгляд, ценно и полезно для немецкой литературы, где бы оно ни было - хоть в Лугано, хоть на побережье Лигурийского моря, но сам лично поддерживаю новое государство, ибо это мой народ пытается здесь идти собственным путем. И кто я такой, чтобы оставаться в стороне, разве я знаю, как можно было бы сделать лучше? Нет! Я могу пытаться по мере сил направлять его туда, где бы мне хотелось его видеть, но даже если и не получится - он останется моим народом. Народ - это так много! Своим духовным и экономическим существованием, своим языком, своей жизнью, своими отношениями с людьми, всеми своими мыслями и представлениями я обязан прежде всего моему народу. Из него вышли предки, в него возвратятся потомки. И поскольку я вырос в деревне, среди полей и стад, я еще знаю, что такое Родина.

Большой город, индустриальное общество, интеллектуализм, все тени, которые отбрасывает эпоха в мое сознание, вся мощь этого столетия, которой я предстою в моем творчестве, - бывают мгновения, когда вся эта вымученная жизнь исчезает и не остается ничего - только равнина, простор, времена года, земля, простое слово Народ. Вот откуда моя решимость предоставить себя в распоряжение того, чему Европа, как пишете Вы, отказывает в малейшем признании." - от Готфрида Бенна отвернулось все "прогрессивное" человечество.

Как обычный человек Бенн был очень далек от политической практики жизни и вскоре он понял, что обманулся, приняв идеи национал-социализма за воплощение своих эстетических взглядов. Его этические и эстетические представления оказались несовместимыми с происходящим, и он обвинил нацистских лидеров в неправильном понимании собственной концепции "права на жизнь в период улучшения породы". Он убедился, что героическое восприятие жизни заполнилось духом массового жертвоприношения и не больше. Со своей стороны, нацистские власти были возмущены тем, что Бенн изображал немцев как уже исчерпавший себя народ.

С конца 1933 года тучи над ним сгущаются. И всё же он не уехал из фашистской Германии. Один из немногих по-настоящему крупных немецких писателей, который не эмигрировал и остался со своим народом до конца. Для начала его стали замалчивать, потом, в 1935-м году, объявили "культурбольшевиком" и в 1938-м выгнали из Прусской академии искусств, запретив печатать свои произведения. С началом 2-й мировой войны он был призван на военную службу в качестве врача и отправлен в отдаленный гарнизон на востоке Германии, где в глубоком тылу до конца войны работал в военном госпитале по своей медицинской специальности, писал эссе и стихи.

С 1936 по 1948 год у него не выходит ни одной книги, за исключением изданных в 1943 году анонимно (на титуле стояли инициалы "G. B.") "Двадцати двух стихотворений". В это время поэт углубляется в постижение жизни уже с совершенно иной требовательностью к себе и своему искусству. Строгость становится основополагающим понятием его художественной этики.

Творчество его с этой поры устремляется к более дальней высоте, к небесам (Himmel). Бог как центральная миросозидающая категория становится основным символическим мотивом поэтики Бенна. Он сходит с позиций ниспровержения, вступая на путь поиска истины.

Небеса (как символ природных начал, и некоего статичного исходного Промысла), географическое пространство Земли, история (собственно земное время) и культура (коллективное нравственное устремление человечества) - все сообщается, все во всем, все едино... Теперь же он стал утверждать, что поэт не должен заниматься политикой, что он прежде всего нуждается в уединении и аскетизме, чтобы творить. После того как был снят запрет печататься, наложенный на этот раз союзниками-победителями, с 1948 года - вначале в Швейцарии, а затем и в Германии - начинают выходить одна за другой поэтические и прозаические книги Бенна: "Роман фенотипа" (1944), повесть "Птолемеец" (1947), эссе "Проблема лирики" (1951) - и наступает второй взлет славы, который продолжается до самой смерти поэта в Берлине 7 июля 1956 года.

До последнего времени творчество Готфрида Бенна было почти неизвестно читателю в нашей стране именно из-за его короткой полуторогодовой поддержки национал-социализма, но теперь большое число его трудов можно беспрепятственно приобрести в книжных магазинах или прочитать переводы на русский язык в Интернете.

Автор: Обзор средств массовой информации.

Теги: нацист, врач, Готфрид Бенн

Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Sistema Orphus



Вас также может заинтересовать:
Просмотров: 280 | Комментариев: (0) Автор: Обзор средств массовой информации. Рейтинг: 0.0/0
Комментарии : 0
avatar

ПОПУЛЯРНОЕ В СЕТИ

Эзотерика и антиквариат: Доска объявлений ufospace.net
ufospace.net
Приворот в Афганистане. Магические ... У вас не получается построить отношения, не можете построить или удержать свой бизнес... (28)
ufospace.net
Приворот в Лондоне приворот в Велик... Опытная Колдунья-Чернокнижник. Веду личный прием. Работаю на расстоянии. Реальная пом... (197)